November 22nd, 2011

woof

Брейвик и Европа

Оригинал взят у aleskrasavin в Брейвик и Европа
17 ноября вечером израильский ресур-дайджест polosa.co.il опубликовал статью Адасы Фальк «100 дней после детства». Речь в заголовке о 100 днях после кровавых событий в Норвегии.

Уже через несколько минут после публикации редакция стала получать неоднозначные отзывы читателей, и статья была снята с сайта.


Выражаю сразу свое отношение к позиции автора. Убийству, несмотря на его любые мотивы, оправдания нет и быть не может.

Первоначальная версия текста в блоге автора  с дополениями:

Collapse )

Современное западное государство не просто перестало защищать своих коренных граждан. Случилось нечто более страшное – оно начало защищать его врагов в ущерб самим гражданам. Оно начало унижать своих в угоду пришлым. И этим оно само открыло врата анархии, самосуду, который, увы, в сложившейся в Европе обстановке, суть самооборона. Норвежское, как и остальные европейские государства, потеряло право требовать у Брейвика ответа – более того, совершенно очевидно, что именно он на суде задаст вопросы, на которые у государства не будет ответа. И весь ужас как раз в том, что общество, пусть молчаливо, но на его стороне. И в этой ситуации Брейвик – тот самый последний звонок, после которого европейский локомотив стремительно помчится навстречу тоске и мечте по «сильной руке», которая «наведет порядок». А такие тоска с мечтой всегда, как известно открывают путь к установлению самой разнузданной диктатуры, чуть прикрытой фиговым листочком с надписью «народ просил».

Брейвик суть консервативный экстремист. Это означает, что он готов убивать ради сохранения своего привычного мира. Кто-то назовет это войной во имя культуры. Кто-то – замшелым традиционизмом или как-либо еще. Суть же останется неизменной – человек не готов терять свой привычный мир. Хуже того – он готов его самым решительным образом защищать. Плохо ли это? Возможно, что и плохо. Но если бы наши предки кроманьонцы были толерантны к неандертальцам, то не быть бы нам гомо сапиенсом, а быть бы неандертальцами. Мы бы, конечно, этого так и не узнали и жили бы себе относительно счастливо где-нибудь в пещерках. Но вот так, оглядываясь назад, понимаешь – не хотелось бы.

Брейвик пугающе логичен. Совершенно логично выбрал своими целями здание правительства Норвегии и стойбище мультикультурных сынков, созванных идейно попастись на уютном зеленом островке. При этом добрый пастырь - правящая Норвежская рабочая партия. Он считает политику мультикультурализма подыгрыванием ползучей исламизации и смертельной опасностью для иудео-христианской цивилизации. Мультикультурализм, по его подсчетам, поддерживают 90 % европейских политиков и 95 % журналистов, но настроения большинства европейцев эти цифры не отражают. Они им прямо противоположны. Нельзя не признать, что Брейвик абсолютно прав и, если его подсчеты и включают ошибку, то она не более 3%-й стандартной социологической ошибки.

Честно говоря, обсуждать предпосылки и последствия события куда интереснее и поучительнее, нежели само событие. Тем не менее, о нем можно сказать примерно так: как человека, поступок Брейвика меня ужасает и отвращает. Как историка, этот же поступок восхищает меня своим мужеством и безупречной логикой: уничтожить инкубатор врага – что может быть логичнее?
woof

впечатленья