?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Драма одаренного ребенка
woof
begizayacbegi
кое-кто сегодня меня на полдня развлек линком ;)
---
источнег
Алис Миллер - "Драма одарённого ребёнка и поиск собственного Я"

Речь в этой книге пойдёт о пациентах, бывших эмоционально и интеллектуально одарёнными детьми и временами удостаивавшихся похвалы родителей за свои достижения. Почти все они уже на первом году жизни научились пользоваться горшком и в возрасте от полутора до пяти лет довольно успешно ухаживали за своими братьями и сёстрами. Согласно широко распространённому мнению эти люди – гордость своих родителей – должны быть полностью уверены в себе. На самом деле – ничего подобного.

Действительно, за что бы они ни брались, всё у них хорошо или даже отлично получается, ими восхищаются, им завидуют, они легко добиваются успеха. Но для них самих пользы от всего этого нет никакой, они подвержены депрессиям, часто испытывают чувство душевной пустоты и самоотчуждения, а также ощущение полной бессмысленности своей жизни. В ситуациях, когда они не могут соответствовать идеальным представлениям о том, какими они должны быть, их мучают страхи, чувство вины и стыда. В чем же причины столь сильных душевных расстройств у таких одарённых людей?

Уже в ходе первого приёма у психотерапевта они быстро дают понять, что по крайней мере один из родителей относился к ним с пониманием и сочувствием, и если они не встречают такого же отношения со стороны окружающих, то вину за это возлагают на самих себя, а именно на свою неспособность к самовыражению. В их первых воспоминаниях нет ни малейшего сочувствия к себе, о детстве они вспоминают без горечи. На это обстоятельство обращаешь внимание уже потому, что эти пациенты не только обладают ярко выраженными способностями к самонаблюдению, но и сравнительно легко проникают в души других людей.

Однако, когда речь заходит об их детстве, становится ясно, что им пришлось испытать недостаток уважения, постоянный контроль, манипулирование и даже презрение, доходящее порой до откровенного цинизма; им навязывали стремление к высоким достижениям. Кроме того, часто можно встретить полное отсутствие искреннего восприятия себя как ребёнка и серьёзного отношения к своим детским годам, а также нежелание понять свои подлинные потребности, не сводя их исключительно к навязчивому стремлению добиться чего-нибудь в жизни. Исходная душевная драма настолько глубоко загнана внутрь, что человек вполне способен сохранять иллюзорные представления о своём якобы счастливом детстве.

Так, например, для купирования проявлений чувства одиночества уже в раннем детстве включаются самые разнообразные защитные механизмы. Наряду с обычным отрицанием мы встречаемся с постоянной изнурительной борьбой, направленной на то, чтобы с помощью заменителей (наркотики, общение в разного рода группах, культовые обряды любой ориентации, сексуальные извращения) удовлетворить вытесненные в бессознательное и уже ставшие деформированными потребности. Многие прибегают к интеллектуальным изощрениям, ибо данный защитный механизм обладает высокой степенью надежности.

Включение всех этих защитных механизмов сопровождается вытеснением в бессознательное воспоминаний о первоначальной ситуации и связанных с нею чувствах. Приспособление к родительским потребностям зачастую (хоть и не всегда) приводит к превращению ребёнка в «псевдоличность», развитию "мнимого Я". Человек ведёт себя так, как от него хотят, и постепенно этот тип поведения начинает определять все его поступки и помыслы. Его "подлинное Я" остаётся в зачаточном состоянии, так как отсутствуют какие-либо возможности для его становления. В результате такие пациенты жалуются на отсутствие смысла в жизни, неприкаянность и душевную пустоту. И эта пустота вполне реальна. Действительно, наблюдаются полное душевное опустошение, обеднение и частичная утрата возможностей. Внутренняя целостность ребёнка оказалась нарушенной, и это не позволяет ему свободно выражать свои эмоции.

Взрослый человек способен на искреннее проявление чувств, только если в детстве у него были родители или воспитатели, способные понять его. У людей же, с которыми жестоко обращались в детстве, не может быть внезапного прилива чувств, ибо они могут испытать лишь такие эмоции, которые им позволяет ощущать унаследованная от родителей внутренняя цензура. Депрессии и душевная опустошённость являются расплатой за этот самоконтроль. Подлинное Я никак не проявляется, остаётся в неразвитом состоянии, в своего рода внутренней тюрьме. И общение с надзирателями отнюдь не способствует его свободному развитию.

Под здоровым самосознанием я понимаю твёрдую уверенность в том, что переживаемые чувства и желания являются составной частью собственного Я. Эта уверенность не есть результат рефлексии, она скорее подобна биению пульса, на который не обращаешь внимания до тех пор, пока чувствуешь себя хорошо. Это естественное состояние, помогающее понять собственные чувства и желания, позволяет человеку обрести внутреннюю опору и уважать самого себя. Он может жить собственной душевной жизнью, грустить, приходить в отчаяние и нуждаться в помощи, не боясь, что этим он выбьет у кого-либо почву из-под ног. Он может испытывать страх, если ему угрожают, и злиться, если его желания не удовлетворяются. Он знает не только чего он не хочет, но и чего хочет, и может это открыто высказать вне зависимости от того, будут ли его за это любить или ненавидеть.

Что произойдёт, если мать окажется не в состоянии помочь своему ребёнку? Если она не сумеет распознать и исполнить его истинные желания, так как сама нуждается в помощи психотерапевта? Тогда она неосознанно попытается с помощью ребёнка удовлетворить свои собственные потребности. Это отнюдь не исключает эмоциональной связи с ребёнком. Но у обусловленной откровенно эгоистическими соображениями связи отсутствуют такие жизненно важные компоненты, как надёжность, непрерывность и постоянство. А главное – она не создаёт условий, в которых ребёнок смог бы выразить свои чувства и ощущения. Ребёнок в силу своей одарённости развивает в себе те качества, которые в нем хочет видеть его мать, что в этот момент фактически спасает ребёнку жизнь (под которой он понимает любовь матери или отца), но, возможно, будет ему потом всю жизнь мешать быть самим собой. В данном случае естественные возрастные потребности ребёнка не только не интегрируются, но, напротив, игнорируются и вытесняются в бессознательное. И ребёнок, взрослея и сам того не сознавая, обречён жить в своём прошлом.



Сейчас я попытаюсь изложить несколько мыслей, постепенно сформировавшихся у меня за годы работы психотерапевтом. Эта деятельность предполагала многочисленные встречи с людьми, продолжавшиеся, как правило, не более одного-двух часов. Именно во время этих встреч особенно чётко проявился весь трагизм отдельных судеб. То, что обычно именовалось депрессией и воспринималось как душевная пустота, ощущение бессмысленности своего бытия, страх перед возможным обнищанием и чувство одиночества, я характеризую как трагическую потерю собственного Я (или самоотчуждение). Истоки этих явлений лежат в далёком детстве.

Психотерапевтическая практика выявляет различные формы и нюансы этого расстройства. Для полной ясности я попытаюсь описать две крайние формы, причём одну из них я рассматриваю как оборотную сторону другой. Речь идёт о стремлении к величию и о депрессии. Стремление к величию часто вызывает депрессию. В свою очередь, депрессия часто вызвана загнанными глубоко в бессознательное представлениями о трагической истории своей собственной жизни. Иначе говоря, стремление к величию есть не что иное, как защитная реакция на душевную боль, вызванную потерей собственного Я, которая происходит, как уже было сказано выше, из-за нежелания человека реально смотреть на вещи.

К «совершенному» человеку повсюду относятся с восхищением, которое ему крайне необходимо и без которого он жить не сможет; что бы он ни предпринимал, все у него должно получаться блестяще (он просто не возьмется за дело, которое не умеет делать хорошо). Его также постоянно приводят в восхищение такие собственные качества, как красота, ум, талант, он доволен своими достижениями. Но беда, если у него хоть что-то не получается – тогда жди тяжёлой депрессии. Представляется естественным, когда в депрессию впадают многое потерявшие в жизни пожилые или больные люди, а также женщины в состоянии климакса. Однако есть люди, спокойно переносящие потерю красоты, здоровья, молодости или любимого человека, и, наоборот, очень одарённые люди, имеющие все и страдающие от тяжёлых депрессий. Почему? Потому, что состояние депрессии не свойственно тем, чьё чувство собственного достоинства естественно и не зависит от обладания определёнными качествами.

Человек, стремящийся к величию, полагает, что восхищение означает любовь. От этой влекущей за собой трагические последствия иллюзии он не может избавиться без помощи психотерапевта. Нередко он даже всю свою жизнь приносит на алтарь величия. До тех пор, пока человек не поймёт, что в детстве он на самом деле нуждался в уважении, понимании и серьёзном отношении к себе со стороны матери, он будет бороться за право обладания этим субститутом любви. Человек, стремящийся к величию, никогда по-настоящему не свободен, так как он зависит от отношения к нему других людей. Он всегда должен чувствовать, что они восхищаются им. Он думает, что отношение к нему может измениться, если он утратит некоторые свои качества и не будет иметь определённых достижений.

Иногда причиной депрессии являются ситуации, когда из-за тяжёлого заболевания, увечья или просто с возрастом человек перестаёт ощущать своё величие. Так, например, у незамужней стареющей женщины медленно иссякает источник её успеха у мужчин. Её отчаяние на первый взгляд объясняется прекращением сексуальных контактов, но при более глубоком анализе понимаешь, что в ее душе пробудилась зародившаяся ещё в детстве боязнь одиночества, которому этой женщине уже нечего противопоставить. Сам факт чередования состояния эйфории и депрессии подтверждает их сходство. Речь идёт о двух сторонах одной медали, которую можно охарактеризовать как мнимое Я и которую человек сам себе выдал за определённые жизненные достижения.

Хотя депрессия проявляется совершенно иначе, чем эйфория от сознания собственного величия, и гораздо сильнее выражает весь трагизм утраты собственного Я, депрессия и стремление к величию имеют много общего. Мы обнаружили следующие общие симптомы:
1) замена подлинного Я мнимым;
2) вполне реальная опасность утраты чувства самоуважения, порожденного не твердым знанием собственных помыслов и желаний, а исключительно возможностью реализовать свое мнимое Я;
3) перфекционизм;
4) нежелание прислушиваться к истинным чувствам, которые человек презирает;
5) отношения с людьми, в основе которых лежит использование другого человека в своих целях;
6) сильный страх потерять любовь и потому хорошо развитое умение приспосабливаться к чужому настроению;
7) вытесненный в бессознательное синдром агрессии;
8) предрасположенность к заболеваниям;
9) сильно развитые чувства стыда и вины;
10) состояние тревоги.


  • 1
кое-кто не виноват %)
но будет еще и не раз

http://stkorn.livejournal.com/

Талантище.)

  • 1