?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Кризис и травма в жизни семьи.
woof
begizayacbegi
unkle_fuka
6 ноября, 22:06
Тут один товарищ ругает книгу "Синдром Предков" http://healthy-back.livejournal.com/299765.html Если не придираться к тону и некоторым неточностям, то в целом правильно ругает. Большинство авторов описывающих травму в семье не раскрывают как травма воспроизводиться в семейных отношениях. В результате феномены повторения травмы в семье приобретают зловещий смысл злого рока, а это никак не может помоч исцелению. Предлагаю свое понимание кризиса и травмы в жизни семьи, может кому пригодиться.


Когда мы говорим про кризисы и травмы в семейной системе, то неизбежно появляется 4 контекста, 4 темы:
1) травма также как и кризис – это острое и сильное переживание индивида, т.е. травма как событие в жизни человека, индивидуальное состояние члена семьи

2) травма неизбежно меняет особенности коммуникации и взаимодействия в семейной системе, т.к. если даже один человек травмирован, то остальные приспосабливаются к этому, появляется травматическая коммуникация в семье (Например, симптомом травмы является гипервозбуждение и это значит, что человек становится эмоционально реактивным – даже если происходит что-то незначительное – такой человек взрывается и семье приходится эти эмоции контейнировать, переживать – вобщем, иметь с этим дело). Т.е. коммуникация в семье при наличии травмы приобретает своеобразные черты.

3) контекст жизненного цикла семьи – с одной стороны, травма ведет к появлению в семейной системе ригидных стереотипов – ригидных правил, например. Чем сильнее травма, тем более стереотипно поведение членов семьи. Это выступает как приспособительная реакция, обеспечивающая безопасность в семьи. Чем меньше безопасности и стресса в семье, тем больше семья хватается за удачные в прошлом гештальты, удачные стереотипы жизнедетельности в прошлом. Такая ригидность ведет к тому, что при переходе с одного этапа жизненного цикла на другой семья затрудняется найти новые способы жизнедеятельности – это называется кризис.

4) Ригидные коммуникационные стереотипы и проблемы жизненного цикла, вытекающие из них, воспроизводятся в процессе воспитания в поколениях и формируют травматическую семейную историю.
Итак, индивидуальная травма , системная травма, нарушение творческой активности при переходе с одного этапа на другой в жизненном цикле и воспроизведение этого нарушения в поколениях. Все это, в свою очередь приводит к новой индивидуальной травматизации (рождается ребенок и семейные условия могут оказаться травматичными) -замкнутый круг травмы. Это травматический цикл или последовательность формирования, развития и функционирования травмы в семье.

1 –й контекст Индивидуальная травма
Определение травмы, симптомы травмы, симптомы исцеления, саморегуляция, принципы работы с индивидуальной травмой, бегство, борьба, замирание. Работа с ресурсами, работа с ногами, с опорой. Тетрование.
С позиции гештальт терапии индивидуальная травма – это острая незавершенная ситуация, биологически крайне значимая, которая обрастает сопротивлениями и компенсаторными наслоениями. Чем больше этих наростов, тем больше проблем характера. Бодинамика, структура характера – ссылка. (Работать с этими наростами – а это есть травма развития – бесполезно пока энергетичский источник, т.е. шоковая травма незавершена).

2-й контекст. Влияние травмы на семейные отношения и коммуникацию. Наверное, каждый из вас может вспомнить случаи, когда семья продолжает упорно следовать какому-то стереотипу взаимодействия, несмотря на осознание его полной неэффективности. Это такие моменты, когда люди начинают друг друга активировать, т.е. воспринимают друг друга как стимулы для травматической реакции (бегство, борьба, замирание). Что удивительно и прискорбно, так это то, что люди могут прекрасно осознавать, что они делают что-то не то, но во-первых активация происходит быстрее чем осознавание, а во-вторых энергетический потенциал травматической реакции как правило превышает энергетический потенциал произвольного решения. К тому же, травма вполне скрыто подпитывает вполне закономерные эмоции, и тогда легкое раздражение быстро превращается в гнев, ярость; удивление от неожиданности – в ступор и непонимание что делать. Нельзя сказать, что эти эмоции полностью неадекватны – повод всегда есть. Другой вопрос, что неадекватна интенсивность этих эмоций и способы обращения с эмоциями. Важно понимать, что такого рода взаимодействие (на основе травм.реакций бегства, борьбы и замирания) ведет к нарастанию стресса в семье. И тогда появляется замкнутый круг симптомов или воронка травмы семейной. Например, фрустрация и неудовлетворенность ведет к нарастанию стресса, стресс ведет к повторению наиболее простых и заученных стереотипов решения проблем, а эти стереотипы ведут к тому, что проблемы не решаются, т.к. нужна творческая активность в изменившихся условиях; ситуация ухудшается – круг замкнулся.

Пример: ребенок медленно собирается в школу и зависает, отвлекается, у мамы мало времени, поэтому она начинает торопить, грубо тормошить, громко командывать. Поскольку неожиданное вторжение есть активизация травмы – ребенок реагирует на это еще большим замиранием, или еще большей диссоциацией, т.е. тупит еще больше – это ведет к потере времени. Потеря времени для матери – это ее травма, когда цейтнот, и мама активируется на реакцию борьбы и начинает громче орать, что в свою очередь еще больше ребенка активирует. Как работать? С одной стороны, работать с индивидуальным контекстом травмы. Во-вторых, работать системно, т.е. менять действия всех участников ситуации, менять всю ситуацию 1) устранить цейтнот, т.е. будить на пол-часа раньше 2)добавить любви и время для ребенка проведенное утром с родителями.

Таким образом, принцип работы: создать атмосферу, в которой будет меньше стресса и стимулировать творческую активность всех членов семьи, т.е. пробовать по –новому. Творческое приспособление – это цикл опыта, т.е. оно происходит постепенно, поэтапно, последовательно (обратим внимание, что цикл начинается с ид – т.е. с того, что ощущается в теле, само по себе приходит в голову, т.е. с того что есть на уровне восприятия). И как нам известно, прерывание цикла опыта происходит согласно описанным механизмам: слияние, интроекция, проекция, ретрофлексия, дефлексия. Соответственно нам надо создавать такие игры, упражнения, слова, атмосферу, в которых легко пробовать новое.
Как симптомы травмы меняют взаимодействия в семье?

Травма меняет состояние человека, состояние ведет к изменению его поведения в конкретных ситуациях, а попытки как-то справиться с этими поведенческими трудностями ведут к изменению личности.
Посмотрим,как прорастает каждый из симптомов травмы.
Гипервозбуждение есть, человеку надо с ним как-то справляться. Он старается как-можно меньше сталкиваться с вещами, которые активизируют это возбуждение (он себя подавляет или избегает). Подавление или избегание – это поведение. В семьe избегание приводит к формированию травматической границы. (Травматическая граница – это повышенная чувствительность к воздействиям факторов поля – к приближению людей к себе, к какому – то обращению с собой, например, к намеку на унижение).
Эта травматическая граница приводит к тому, чтобы постоянно себя отстаивать или страдать от ее нарушения (со мной так плохо разговаривают). А это поведение приводит к формированию нарциссических черт характера – т.е. поиска исключительных условий, в которых мои травматические границы никогда не будут нарушаться. А окружающие воспринимают меня как эгоиста, нарцисса. Таким образом, нарциссизм может возникать в результате травматической динамики.
1 – состояние 2 – попытки справиться с состоянием, т.е. поведение, что приводит к проблемам 3 – изменение характера и личности.

3. Семейный кризис, или травма в контексте жизненного цикла семьи.
Итак, что происходит, когда семья имеет какой-то стрессовый стереотип жизни переходит с одного этапа на другой. Возьмем часто встречающийся в практике феномен готовности ребенка (семьи) к школе. Допустим, что семья, в которой мама регулярно переживала в детстве насилие эмоциональное, связанное с ограничением ее свободы и папа тоже такой, которого не принимали в детстве, он не вписывался в обязательства. Т.е. оба воспринимают всякие режимные ограничения как покушение на их свободу, и активируются реакции борьбы или реакции бегства. Например, она активируется на реакцию борьбу, а он – избегание. Все у них в порядке, пока ребеночек дошкольного возраста и не ходит в дет.сад – ребенок ведет такой же расхлябанный образ жизни, ребенок привыкает к тому, что есть только желания и их исполнение. Семья до этого приспосабливалась так: максимальной независимостью друг от друга и от социума.
Что происходит, когда ребенок из этой семьи идет в школу? Начинается сплошной стресс, потому что активируются сплошь травмы родителей. Кто будет вставать вовремя? Папа скорей всего забудет, проспит, а мама сделает это так в своей реакции борьбы, все возненавидят мир – атмосфера борьбы со школой, друг с другом. В этих условиях первая болезнь ребенка приносит ему большое облегчение от этих всех условий. Семья же продолжает конфликтовать в своей обычной манере : есть ли свобода в жизни или это философский конструкт? Т.е. мама нападает, конфликтует, борется, требует, папа избегает. Болезнь ребенка прекращает этот утренний ад – не надо какое-то время жить по расписанию. И дальше это состояние хочется как-то продлить, осознанно или неосознанно.И тогда, например, ребенок становится часто болеющим ребенком. Папа отводящий ребенка в школу забудет надеть шарф например, и ребеночек простудится. Мама, например, купит какой-нибудь аллергенный мармелад.
Далее, ребенок начинает отставать в группе сверстников, и в развитии общения и отношений, и по школьной программе. Нарастающие проблемы приводят к тому, что родителей начинают вызывать в школу из-за проблем в учебе и в поведении. Снова возникает активация – мама начинает бороться с учителями, а папа активируется на бегство, думает, что вообще все нормально. Нарастающие конфликты в школе и со сверстниками ведут к формированию социальной травмы у ребенка или устойчивых паттернов в его поведении – скорее всего избегание.

Улучшение ситуации возможно на самых разных уровнях. Например, родители начинают осознавать , что надо что-то менять в их образе жизни, чтобы ребенок не был часто болеющим. Например, родителям надо обеспечить хорошее осознавание, что никто на самом деле не покушается на их свободу. И далее люди приходят к своему травматическому состоянию.
Что мы видим в этом примере? Мы видим, что при переходе на новый этап жизненного цикла семья оказывается лицом к лицу с рядом новых обстоятельств, новых требований, новых переживаний. И если все в порядке, то в семьи начинается поиск новой хорошей формы для этих отношений, переживаний и жизненного уклада. Это происходит с теми же закономерностями, что и цикл опыта. Т.е. сначала ощущается некая новизна, возбуждение, дискомфорт, потом происходит выделение того, что нужно поменять, потом семья пробует разные способы изменения и когда находит хорошее решение, то все переживают подъем, радость – это фул контакт, после этого все начинают жить по новым правилам, возбуждение спадает, и это становится привычным. И так до следующей стадии развития семейной системы.

При переходе на каждый новый этап особенно активируются задачи, незавершенные ситуации предыдущего этапа в жизненном цикле семьи. Можно сказать, что незавершенные ситуации могут активировать людей каждодневно, но в кризисе люди сталкиваются с необходимостью изменений, т.е. не замечать можно уже совсем другой ценой – ценой нарушения восприятия, ценой симптомов.

Травмы на разных этапах жизненного цикла семьи
1-й травмой, которая часто воспроизводится – это эмоциональная травма, разрывы привязанности, травма брошенности. Эта травма часто воспроизводится в супружеских отношениях, а именно в выборе партнера. Партнер выбирается, чтобы не быть одиноким например. Брошенный выбирает себе партнера, который воспроизводит отвержение. Униженный выбирает себе партнера, который высокомерен не способен признанию. Т.е. травмы детства воспроизводятся в супружестве. Выбор брачного партнер происходит не в силу осознанности , а на основании детских травм.
Медицинские травмы дают о себе знать в период беременности и родов, в период старения. Младенческие травмы матери очень дают о себе знать в младенчестве ее ребенка. А вот у отца в период появления ребенка активируется скорее травма брошенности. Травма рождения сильно может проявляться в ситуациях переезда, в глобальных изменениях жизни семьи. Подростковые травмы у папы и мамы (ограниченность семьи в социальных контактах – не пользоваться поддержкой социума, не выносить сор из избы )активизируются тогда, когда нужно обращаться за внешними ресурсами – выход ребенка в школу и др.

4. Семейная история.
Многие терапевты, столкнувшись с феноменом повторения судьбы в поколениях, очень сильно пугаются, впадают в мистику. Здесь терапевтическая задача – показать, что ничего мистического в этом нет. Травма воспроизводится через поведение и ожидания, восприятия, членов семьи друг к другу. Например, назвали ребенка в честь дедушки, а потом смотрят на него со страхом и виной, а ребенок видит это и начинает повторять дедушкину судьбу. Надо осознать эту передачу и то, что я сам это воспроизвожу через избегание или каким-то другим способом. Т.е. из поколения в поколение семья не может найти хорошую форму для какого-то переживания.
(упр. С любым своим предком поговорить о травмах и ресурсах в его жизни и что из этого он хотел бы передать, какие травмы завещал и какие ресурсы хотел бы передать. Какие травмы хотел бы оставить в своем поколении. Если травма передается, то придумать какую задачу развития, какой урок передают нам предки. Любая травма – это обучение, задача развития. Переформулировать ваши травмы в ваши задачи развития. Задача – историческую травму переформулировать в задачу развития. )

о, я ж говорила!
пример со школой и школьником - прекрасен и близок