?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
и я перепощу
woof
begizayacbegi
к Западным хозяйкам это не относится, так как они едят в столовках по-соседству, вызывают клинеров убирать, вся среда устроена благоприятно для матерей с детьми и они не являются причиной сидения дома, детей заводят тогда, когда есть деньги на няню или ясли. Африканские, индийские и прочие третьестранные матери не парятся о своем личном времени - им нечем его занять
Оригинал взят у homers_wife в post
Былы на ярмарке Non/fiction. Много чего купила, много не купила, многое посмотрела и поняла, что мне этого не надо.
Одна из книг для себя "Практики и идентичности. Гендерное устройство" Европейский университет в Санкт-Петербурге, сборник статей.
Одна из статей Смирнова Анастасия "Время и пространство заботы: практики российских домохозяек". Проводились интервью с домохозяйками, среднего и высшего среднего класса, муж по дому не помогает, дети есть не у всех, маленьких детей практически нет (у одной 3-летний, несколько 5-летних, остальные старше), живут нуклеарной семьей. Изначально благополучный срез. Проговорено много интересного и по делу. Несколько отрывков. Выделения мои.

"Для людей, вовлеченных в сферу оплачиваемой занятости, пространство дома — это пространство отдыха, досуга, восстановления сил, где есть возможность «пере­ключиться» «с интенсивного публичного на иной, неспешный ритм домашних занятий» (Шпаковская, 2009: 245). Однако у до­мохозяйки не происходит такое ежедневное «переключение» меж­ду рабочей и домашней сферами, большая часть ее обязанностей сосредоточена исключительно в доме. Дом перестает быть для нее «убежищем» для рекреации и превращается в объект постоянно­го мониторинга, управления и концентрации усилий. Дом — это своеобразная «станция» для социальных взаимодействий, которые составляют сущность заботы и координатором которых является домашняя хозяйка."

"Роль домашней хозяйки, ее деятельность сами жен­щины часто обозначают как «сидеть дома», и это расхожее выражение указывает не только на предполагаемую пассивность и не­занятость: оно идентифицирует также отсутствие подвижности закрепленность на одном месте, ограниченность задействованных в практиках локальностей. Это особенно характерно для женщин с маленькими детьми, которым приходится постоянно присутство­вать рядом с малышами."

"Тем не менее в интерпретации самих информанток замкнутость в до­машнем мире представляет угрозу для женственности: пребы­вание дома, отсутствие внесемейного общения и деятельности лишают женщину привлекательности. Одна из информанток, говоря о том, что «такие семьи очень часто под угрозой рас­пада, где жена домохозяйка*, очень эмоционально описыва­ет то, что происходит с женщиной, жизнь которой ограничена домом...

Представление о доме как об источнике угрозы для жен­ской привлекательности в связи с изолированностью женщины присутствует и в рассказах других информантов, которые ча­сто говорили о дисциплинирующей функции работы, в том чис­ле в отношении внешнего вида: наличие посторонних взглядов и оценок стимулирует повышенное внимание к своей внешно­сти. Женщина, не выходящая за пределы домашнего мира и не вовлеченная в публичное пространство, становится асоциаль­ной, при этом привлекательность понимается как признак интегрированности женщины в общество, ее востребованности вне дома, то есть внешность становится маркером статуса женщи­ны в социуме и средством поддержания авторитета. Женщи­на, находящаяся в доме, утрачивает связь с обществом, и изо­ляция считается основной причиной топофобии (боязнь, избегание определенногь места, в данном случае дома -HW) у домашних хозяек."

"Сценарий «ухода из дома» связывается не только со стрем­лением преодолеть замкнутость и изолированность домашнего пространства. Отмечено постоянное соприсутствие других чле­нов семьи, невозможность разделить личное и рабочее — все то, что определяет специфику домашней заботы, создает и другое на­пряжение роли — отсутствие индивидуального приватного про­странства: наличие собственной комнаты у женщины — редкость в современных семьях. Уже почти сто лет назад Вирджиния Вульф писала о значимости личной комнаты для женщины.

Недостаток «своего», в то время как многое в домашнем про­странстве находится в ведении женщины, можно обозначить как феномен деперсонификации: женщина является действующим агентом в пространстве дома, но оно не принадлежит ей, она об­устраивает жилье для других, а сама только пользуется поме­щениями и предметами. В условиях отсутствия персонально­го, интимного пространства стратегии замещения и обретения «своего мира» реализуются в гостях у подруги. Это выход за гра­ницы собственного домашнего пространства и переход в другое пространство, тоже домашнее, но воспринимаемое как интим­ное и принадлежащее особому, женскому, миру. Создание этого мира возможно благодаря общности опыта, пониманию и эмоци­ональной поддержке, которую оказывают друг другу женщины, возможность выхода в это пространство приобретает большую ценность."

"Лейтмотив анализируемых нарративов в перспективе времени можно условно представить с помощью двух модальностей, кото­рые мы, следуя за Л. Райш (Reisch, 2001), обозначим как темпо­ральное богатство и темпоральную бедность. Л. Райш выделяет четыре измерения темпорального богатства и его отсутствия соот­ветственно:
• хронометрическое измерение (количество личного времени, которое соотносится с социальной позицией);
• хронологическое измерение (наличие личного времени тог­да, когда оно необходимо: в нужные часы, дни, месяцы);
• степень автономии личного времени (способность и возмож­ность контролировать свое время);
• степень синхронности (соответствие личного времени рит­му жизни других членов семьи).

Очевидно, что темпоральное богатство предполагает наличие «качественного» личного времени, которое достаточно по про­должительности, «доступно» в нужный момент, запланировано я соответствует ритму жизни близких. Категория свободного вре­мени, отдыха, времени «для себя» является одной из ключевых в анализируемых нарративах и имплицитно (а в ряде случаев и экс­плицитно) является компонентом оппозиций «отдых — работа», «личное время — время для других». "

"интервью содержатся разнообразные интерпретации напол­нения личного времени, но одними из основных условий отдыха в пределах домашнего пространства являются спокойствие и тиши­на. Рассказывая о распорядке дня и отмечая, что днем у нее *нет промежутков для <...> личных каких-то дел», Анна говорит, что
для того, чтобы заняться ими, ей «нужно так — спокойно, тихо чтоб все легли спать» (Анна, 44 года). Таким образом, личное время — это время, когда исключена ситуация соприсутствия и соответственно, вне заботы домашней хозяйки. Возможно, именно поэтому в интервью с бездетными женщинами или с женщинами у которых дети уже стали взрослыми и самостоятельными, кате­гория личного времени не является актуальной: они распределяют время в соответствии со своими потребностями."

"Помимо невозможности выделить личное время на хроноло­гическое измерение влияют «панорама» и число объектов заботы: график и режим дня домашней хозяйки оказываются подчиненны­ми ритму жизни членов семьи, и чем их больше, тем с большими ограничениями женщина использует свое время, тем более фрагментированным оно становится."

"Домашняя хозяйка сама не определяет и не выделяет личное вре­мя: оно оказывается вписанным в распорядок дня семьи, особен­но если есть зависимые члены: маленькие дети, больные и/или пожилые, требующие ухода.

Итак, наличие зависимых членов семьи является причиной темпоральной бедности, оцененной по трем измерениям: хроно­логическому, хронометрическому и по степени автономии. Так, женщина не обладает достаточным количеством личного време­ни, поскольку проявление заботы требует ее постоянного сопри­сутствия. Степень автономии в организации личного времени и своевременности отдыха является низкой: ритм жизни домашней хозяйки подчинен ритму жизни других членов семьи. Синхронность режима разных членов семьи могла бы быть интерпретипована как проявление относительного темпорального богатства, но все же поддержание подобного соответствия также является обя­занностью домашней хозяйки, поэтому воспринимается ею как ограничение. Часто то время, которое является временем отдыха для других членов семьи, остается рабочим временем для домаш­ней хозяйки."


  • 1
И?

Я согласна со всеми выводами, но у меня зреет внутренний протест. Наши родители передали нам ценность индивидуальной автономии. А я поняла наоборот, ценность семейной целостности и единства. Когда мать течёт как река и в этом находит отдых и песню сердца. А муж на страже семьи и озабочен её наполнением и обеспечением этого свободного течения.
ТО есть перед этими исследованиями нужно проводить другие, более фундаментальные: о способах бытия, о базовых ценностях, о центре целостности для женщины и мужчины, о здоровье мужчины, женщину и о здоровье детей в зависимости от способа жизни. О том, что такое личная и семейная граница в зависимости от жизненных приоритетов. Тогда появится контекст, в том числе исторический, на которое и ляжет означенное выше исследование.

да, контекст тут явно взят шИроко, стоило бы уточнить, но, по моим наблюдениям, в силу исторически сложившихся условий большинство "домохозяйек, среднего и высшего среднего класса" примерно так и относятся к своему положению в пространстве.

А насчет "матери, текущей, как река" - я думаю, что это "явление" возможно только на территориях, не засоренных культом потребителя (уж никак не в больших городах), где условия жизни не слишком тяжелы + есть информация для осмысливания, или есть родовые традиции. В Восточной Европе таких оазисов немного, но то, что появилась тенденция и интерес - уже обнадеживает.

А насчет протеста - нужно попасть, по моим наблюдениям, в очень благоприятные условия, чтобы вырастить в себе "женщину-реку", я думаю, что в связи с улучшением условия жизни, которые дают время чтобы остановиться и подумать, через пару поколений может эти традиции вернутся в более широком масштабе, посмотрим

"нужно попасть, по моим наблюдениям, в очень благоприятные условия, чтобы вырастить в себе "женщину-реку""

У меня строго наоборот - совсем неблагоприятные условия в плане денег и жизненного обеспечения. Всё сами без помощников. Иногда немного денег подкидывали родители. Ни кола, ни двора. Зато чёткие принципы: дети от Бога и нельзя контролировать рождаемость в связи с тем, что дети - дар Божий. Наверное, именно это для нас - благоприятные условия. А иначе этих условий не будет, поскольку женщина всегда будет контролировать рождаемость и сохранять своё личное пространство только для себя. Тут уж не до реки.

я имела в виду неблагоприятные условия типа - жизнь в условиях вечной мерзлоты или в поселке алкоголиков, в какой нибудь бедной деревне. И конечно же без интернета, потому что интернет это источник знаний и сравнения.
А, скажите, очень интересно, а у вас в семье родительской какие были традиции?
Мне повезло, мне было к чему стремиться, у меня семья бабушки по папе соотвествовала "образцу", по маме тоже было ничего, но досталось узелков

Я не наблюдала традиции, только краем глаза у бабушки, ну и слышала от мамы. Но именно на поколении моей бабушки и произошли нарушения, но это отдельная история. Тогда многие родители всеми правдами отправляли своих детей в город, чтобы избавить от непосильного труда и жутких по своей бесправности условий жизни. Одновременно они их выталкивали из традиций в новую советскую традицию, они не понимали при этом, какие последствия получатся. Но не взирая на непонимание и на лучшие чаяния, получили, что получили, нам теперь заново выстраивать приходится, восстанавливать уже нечего. То, что было когда-то может быть только материалом для размышлений и построения нового.

А традиции привычные для башкир, они не изменились ещё со времён 18 века благодаря особому положению башкир в России. Но вот после революции добавились свои нюансы, особенно травмы революции-гражданской войны - раскулачивания - коллективизации - второй мировой - и самая главная травма: лживость и вероломство советского образа жизни.

ух ты, как интересно, на самом деле с точки нетронутости культуры (насколько мне позволяют судить имеющиеся знания) очень благодатная местность, т.е. традиции 1м поколением трудно поломать, в Европейской части с этим хуже, ведь "городской" образ жизни начал появляться с 17 века примерно

Она была не то, чтобы нетронута совсем, но в некотором роде у этого народа сохранилась свобода выбора. А в традиции сильно переплелись исламские заповеди, нормы жизни кочевников и ещё доисламские родовые традиции. Всё это настолько причудливо, что когда мама говорит - это грех, то непонятно, откуда ветер дует: то ли это из Корана, то ли родовые сложившиеся бытовые традиции обусловленные бытовыми условиями.
Например, нельзя транжирить. А свет и бумага раньше были очень дороги. Отсюда несколько запретов: нельзя вечером мести пол, стричь ногти, нельзя протирать стол бумагой.
Так грех расточительства и нужда в экономии породили список бытовых "грехов".

очень интересно, может вы когда-то пост об этом напишите или уже есть?

А про что конкретно? Я не очень понимаю. Вы запрос сделайте, а я подумаю, что интереснее написать

как раз про образ жизни "до советский", влияние ислама, тот же самый "список грехов". Мои родственники по маме из Запорожской области, там были постоянные миграции, т.е. понятие "уехать в Москву" это понятие существовало с середины 19в. К сожалению по папе бабушка умерла раньше, чем я начала интересоваться нюансами. Они были из под Пскова. Но, насколько я понимаю, "традиций" там было гораздо меньше

я все хочу продолжить дискуссию о совершенстве, но голова ужасно забита разными другими задачами, но я помню, мне есть что сказать, просто, может позже

  • 1