?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Негр как политическая проблема
woof
begizayacbegi
Оригинал взят у cherniaev в Негр как политическая проблема
В порядке конспекта, чтобы не копать пока тему дальше до уровня статьи, выложу свои соображения.

Событием огромного политического значения для всего Американского континента стала война черных рабов на Гаити (1791 - 1804). Ее финал, когда негры по решению своего "императора" Дессалина физически уничтожили все белое население, кроме женщин, согласившихся стать наложницами негров, и поляков, поступивших к ним на службу, был настоящим шоком.

Тот же Симон Боливар постоянно беспокоился, чтобы негры и мулаты в Венесуэле не устроили что-то вроде второго Гаити. Без всяких колебаний Боливар казнил своего заместителя-мулата Пиара, когда тот попытался вести расовую агитацию в пользу мулатов и негров. А белые офицеры Освободителя не прочь были попрактиковаться в отрубании саблями голов пленных негров и индейцев, служивших в испанской колониальной армии. 

Успех негров в деле уничтожения белой цивилизации и белой расы в отдельно взятой стране подтолкнул практически все белые власти от Канады от Чили озаботиться негритянским вопросом. Все, в общем, сходились во мнении, что война на Гаити показала полную несостоятельность либерально-попустительской французской модели, когда границы между белыми и черными были размытыми, рабы имели доступ к образованию, обладали самоорганизацией и могли подниматься вверх по социальной лестнице. В конце концов, всеми этими возможностями негры воспользовались на Гаити сначала для того, чтобы свергнуть белую власть, а потом - чтобы физически уничтожить белых.



С начала 19 века в обеих Америках негр стал проблемой не полицейской, как в 18 веке, а политической. Вопрос шел не столько о том, как предотвращять конкретные побеги и возмущения негров, сколько о том, как избавиться от той фундаментальной угрозе политическому порядку и цивилизации, которую представляли собой чернокожие.

В целом были созданы три модели управления неграми. Наиболее полно они были воплощены в жизнь в США, Бразилии и Аргентине (в иных странах модели представляли микс или заимствование одной из трех, не считая отдельно тех стран, где, как в Мексике, негров было слишком мало, чтобы видеть в них угрозу обществу).

1. Американская. В южных штатах США была создана диффузная модель контроля, опиравшаяся на структуры гражданского общества (прежде всего, вооруженные ополчения белых собственников в виде отрядов национальной гвардии) и позволявшая предотвращять крупные выступления негров.

Диффузная система контроля, подрывавшая негритянское самосознание и самоорганизацию, позволила в целом избежать создания подпольных квази-политических структур черных рабов. Даже в разгар Гражданской войны черные массами бежали на Север, но не смогли организовать войны рабов - хотя в условиях, когда основная масса белых мужчин была на фронте, крупное восстание черных в тылу Конфедерации было бы вполне возможно.

2. Бразильская. К моменту обретения независимости Бразилией негры составляли порядка 55% населения, а мулаты - еще примерно 20%. Что было с ними делать? Бразильское правительство сначала Империи (1822-1889), а потом Старой Республики (1889 - 1930) поступило с чернокожими в целом по-доброму. Бразильские власти взяли курс на подрыв политического потенциала негров за счет их скрещивания с низшими слоями европейских иммигрантов, активно прибывшими в страну после 1850 года.

Нищему белому переселенцу, только что приехавшему на кофейную плантацию, проще всего было не жениться - а просто взять себе женщину из числа окружающих черных. В период Старой Республики процесс "отбеливания" страны просто-таки воспевался как "Искупление Хама" - способ мирным путем избавить страну от наследия прошлого и приблизиться к Европе. Итогом бразильской политики стала нынешняя ситуация, когда в стране примерно 47,5% белых, около 40% цветных (в основном - мулатов) и только 10% чистокровных черных.

Та политическая опасность, которую изначально представляли негры, была ликвидирована 1) за счет поощрения европейской иммиграции, 2) за счет поощрения расового смешения низших слоев общества, что влекло за собой 3) создание смешанной бразильской культуры и ослабление опасных африканских культурных элементов (например, верования вуду превратились в эклектическую умбанду, большая часть последователей и даже руководителей которой не являются черными).

3. Аргентинская. К моменту отделения Аргентины от Испании порядка трети населения страны составляли негры и мулаты. Однако выбранная в Аргентине модель решения негритянского вопроса привела к тому, что сегодня доля чернокожих в стране минимальна. Основой национальной модели стало представление о том, что негры вообще сами по себе представляют собой социальное зло, и разумная государственная политика должна стремиться ликвидировать этот расовый компонент в обществе. Большую часть 19 века аргентинские лидеры в числе прочих дел приоритетной важности занимались избавлением от негров и мулатов (равно как и от индейцев). От Сан-Мартина до Доминго Сармьенто Аргентина была кровью отбелена от иных расовых элементов.

Кроме невероятно энергичного поощрения европейской иммиграции, которая изменяла расовый состав аргентинцев, применялись и другие методы. Еще генерал Сан-Мартин отменил рабство - и призывал освобожденных негров в свои войска. Армия Сан-Мартина, освобождавшая в 1817-1818 годах Чили (а после Перу), примерно на 40% состояла из негров и мулатов. Принудительная вербовка бывших рабов представлялась одним из самых надежных способов пополнения войска - в отличие от призыва белых, здесь не было риска политических волнений.

Хотя каждый конкретный призыв негров в армию был небольшим (по 2-3-4 тысячи человек), число призывов было велико. После Сан-Мартина Аргентина часто воевала: и с Бразилией, и с Уругваем, и в собственных гражданских войнах. И каждый раз генералы принудительно набирали в армию негров-солдат, щадя (как правило) белых эмигрантов из Европы. Учитывая частоту рекрутских наборов и большие санитарные потери от болезней, аргентинский метод надежно обеспечивал обезвреживание негров.

Вербовки и нарастающая белая иммиграция постоянно сокращали долю негров в населении. Гибель мужчин вела к тому, что негритянки вступали в смешанные браки, что еще больше размывало их группу. Наконец, апофеозом процесса стало участие Аргентины в Парагвайской войне (1864-1870). Президенты Митре и Сармьенто чрезвычайно активно пополняли армию неграми. Война длилась долго, сопровождалась тяжелыми санитарными потерями и велась в весьма нездоровых местах.  В годы той войны аргентинские негры получили, в общем-то, окончательный и смертельный удар. После политики Сармьенто сначала в роли военного министра, затем в роли президента аргентинские чернокожие превратились в небольшое, быстро растворяющееся меньшинство. Так железом и кровью был решен в Аргентине вопрос с неграми - был решен настолько радикально, что Бразилия и США даже близко не подошли к подобному результату.